Бела Барток

  • Просмотров 1001
  • Скачиваний 162
  • Размер файла 18
    Кб

Бела Барток Венгерский композитор, пианист, педагог (1881-1945). Уже в студенческие годы вокруг имени Белы Бартока ходили легенды. Он был не только потрясающим пианистом, но еще и столь целеустремленным человеком, что это зачастую ему мешало. Он совершенно не признавал компромиссов. Венгрия, которая пребывала в составе Австро-Венгерской Империи, в 1902— 1903 годах переживала национальный подъем, и Бела Барток, венгр по национальности,

начал носить венгерский национальный костюм, перестал говорить по-немецки и даже посещать те дома, в которых были сильны проавстрийские настроения. Понятное дело, это не могло сойти ему с рук, особенно в стране, где немецкий язык занимал господствующее положение. Между тем, в этом не было ничего странного: Барток просто нашел верные закономерности. Прозвучавшая в то время пьеса на два года опередила «Весну священную»

Стравинского и «Скифскую сюиту» Прокофьева. После камерного исполнения 1911 года имя Бартока вознеслось на недосягаемые высоты. Если в средние века такой музыкант неминуемо был бы сожжен на костре, то в XX веке с ним оказалась связана одна из самых значительных глав развития европейской и мировой музыки. Бела Барток родился в 1881 году. Как большинство музыкантов, он начал заниматься музыкой в детстве. Первой его учительницей была

мать. Композиции он обучался у Ласло Эрке-ля — сына знаменитого оперного композитора Ференца Эркеля. Затем Барток учился в Музыкальной академии Будапешта. Его учителями были Януш Кесслер (композиция) и Иштван Томан (фортепиано), ученик Листа. Барток считался старательным, но высокомерным студентом. Интересно, что экзаменационная комиссия на итоговом прослушивании в 1903 году отказалась аттестовать его. Бартоку разрешили

сыграть лишь «Испанскую рапсодию» Листа — «для удовольствия присутствующих», как выразился один из педагогов. В 1903 году по просьбе группы преподавателей академии он играл по оркестровой партитуре «Жизнь героя» Рихарда Штрауса и через несколько дней повторил это же произведение для ареопага педагогов музыкальной академии уже наизусть. Это произведение считается весьма сложным, и результаты, которых добился Барток, более чем