"Бедный человек" в произведениях М. Зощенко 20-30-х гг.

  • Просмотров 8545
  • Скачиваний 150
  • Размер файла 127
    Кб

«Бедный человек» в произведениях М. Зощенко 20-30-х гг. СОДЕРЖАНИЕ Введение Глава 1 Анализ художественного творческого метода М. Зощенко при изображении «бедного человека» в произведениях 20-30-х годов 1.1 Выделение творческих этапов и суть творческого метода М. Зощенко при изображении «бедного человека» 1.2 Эволюция мира «бедного человека» в творчестве М. Зощенко 20-30-х годов 2 Корни сатирического изображения «бедного человека» и

структурная перестройка зощенковских произведений анализируемого периода 2.1 Мир персонажей М.Зощенко и их характеристики в период зрелости творчества писателя 2.2 Связь мира сатирических произведений Зощенко с прошлым культурным наследием России Заключение Введение Михаил Зощенко известен читателю как писатель с устоявшейся репутацией сатирика и юмориста. Репутация эта, сложившись в 20-х годах, жива до сих пор. Не случайно

«юмор Зощенко» и «комическое у Зощенко» стали традиционными темами исследований. Однако из почти 40 лет писательской жизни Зощенко собственно сатире и «юмористике» было посвящено менее десятилетия («первый юмористический рассказ», по признанию писателя, был написан в 1922 году); поворот же его «литературного корабля» к «серьезным» жанрам начался в 1929 году публикацией «Писем к писателю», названной современным литературоведом

«книгой-эпитафией на могилу его триумфа у широчайших читательских масс». После этого сатира уже не доминирует в зощенковской системе жанров: в это время создаются преимущественно «научно-художественные» и документальные (или имитирующие документальность) повести и детские рассказы. Именно к «научно-художественному», как определяет его сам писатель, жанру Зощенко относится в это время как к «главному». Поэтому, несмотря на

соблазн ограничиться в исследованиях так называемыми «лучшими» произведениями Зощенко, т.е. его сатирическими рассказами и повестями, игнорируя все остальное как «неудачное» или просто не соответствующее зощенковскому «образу», к которому привык читатель, - очевидна необходимость исследования его творчества как целого. Так же, как «Мертвые души» Гоголя не могут быть до конца поняты без его поздней публицистики, понять