Асоциальные религии церковь Сатаны Антона ЛаВея — страница 3

  • Просмотров 4093
  • Скачиваний 447
  • Размер файла 42
    Кб

больше мелодий и играет лучше основного органиста, поэтому Битти, рассчитавшись с пьяницей, посадил за инструмент ЛаВея. Он аккомпанировал многим известным цирковым артистам того времени: Хьюго Заккини при исполнении его номера Человек-ядро, акробатам на проволоке Уоллендас. Когда ЛаВею исполнилось 18 лет, он оставил цирк и присоединился к карнавалу. Там он стал ассистентом фокусника, выучился гипнозу и больше времени стал

посвящать изучению оккультизма. Складывалась любопытная комбинация. С одной стороны, он работал в атмосфере самой что ни на есть плотской жизни: чувственная музыка, запах опилок и диких зверей, номера, в которых малейшая задержка могла привести к гибели, выступления, требовавшие молодости и силы, выбрасывавшие состарившихся как прошлогоднюю одежду; мир физического возбуждения и волшебной притягательности. С другой стороны,

работа с магией темной стороны человеческого мозга. Вероятно, именно эта странная смесь и пробудила в нем иную точку зрения на человеческую природу. "Субботним вечером", - вспоминал ЛаВей, - "я видел мужчин, пожирающих взглядами полуголых танцовщиц на карнавале. А в воскресенье утром, когда я играл на органе у палаточных евангелистов на другом конце карнавала, я видел на скамейках тех же самых мужчин с женами и детьми, и эти

мужчины просили бога простить их и очистить от плотских желаний. В следующий субботний вечер они снова были на карнавале или в другом месте, потворствуя своим желаниям. Уже тогда я знал, что христианская церковь процветала на лицемерии, а человеческая природа находила выход несмотря на все ухищрения, при помощи которой белосветные религии ее выжигали и вычищали". Уже тогда, еще сам того не осознавая, ЛаВей был на пути

кристаллизации религии, послужившей антитезой христианскому и иудаистскому наследию. Это была древняя религия, древнее христианства и иудаизма. Но она еще никогда доселе не была определена и облечена в ритуальную форму. Эта задача и должна была стать ролью ЛаВея в цивилизации ХХ-го века. После того, как в 1951-м году ЛаВей женился в возрасте 21-го года, он покинул волшебный мир карнавала, чтобы посвятить себя занятию, более

подходящему для обустройства крыши над головой. Он поступил на факультет криминологии Городского Колледжа Сан-Франциско. Затем он получил свою первую конформистскую работу - место фотографа в Департаменте Полиции Сан-Франциско. Как выяснилось позже, эта работа дала ему столько же, сколько и другие, в развитии идеи Сатанизма, как образа жизни. "Я увидел самую кровавую и мрачную сторону человеческой природы", - вспоминал