Артур Шопенгауэр как философ и моралист — страница 11

  • Просмотров 9085
  • Скачиваний 443
  • Размер файла 99
    Кб

совпадение красоты и истины как ступени объективации воли. Это утверждение традиционно сливается с положениями платоновско-греческой метафизики и эстетики: Шопенгауэр воспроизводит здесь платоновский дуализм лишенного времени мира представлений и вечно истинного мира идей. Шопенгауэр определяет индивида в связи с эстетическим опытом как "чистого, лишенного воли, боли и времени субъекта познания". Но примат

безграничной воли ставит под вопрос основу эстетики. Исправить эту ситуацию призван финал системы, в которой Шопенгауэр стремится установить обратную связь эстетики с метафизикой воли. Но при этом вечность эстетического мира идей разоблачается как дурная бесконечность вечного возвращения воли. В результате отрицаются идейно-теоретические основы традиционной эстетики и возникают разрывы и прорехи в теории времени и в

понимании эстетического опыта в связи с временными определениями. Это можно проследить в его учении о музыке, о гении и безумии. Но эстетика Шопенгауэра, считает Зандботе, в то же время содержит критику метафизики, особенно отчетливо выступающую при анализе проблемы времени. Снятие цикличности воли и линеарности представления в едином понятии мира осуществляется ценой тотального мироотрнцания, так что негативность

позитивного мира противостоит позитивности негативного ничто, т.е. нирваны. Но такая тоталитизирующая критика опрокидывается обратно в метафизику. Это негативное учение воспринято постсовременным!, апокалиптиками нашего времени. Познавательная ценность эстетического опыта, пишет в заключение Зандботе, состоит в том, чтобы выявить собственно метафизические основания временности человеческого существования. Но для нужд

постмодерна эстетика Шопенгауэра не подходит. Сущность шопенгауэровской эстетики, указывает Петер Брюггер (Базель), состоит в том, что "противоречие между эстетическим рассмотрением мира и метафизическим пессимизмом образует здесь противоборствующую связь", так что противоположности проникают друг в друга. С одной стороны, эстетическая_видимость выступает средством опосредования идей в сущностных определениях

действительности, а с другой - Шопенгауэр отчетливо выразил характерный для модерна "кризис этой видимости". Важный Момент дискуссий связан с различением эстетического и научного познания. Шопенгауэр считал прерогативой эстетического познания идеи веща, а научного - познание понятия о вещах. Шопенгауэр как бы устанавливает ступени познания. Понятие приближается по своим функциям к формальной логике; особенностями же