Архитектура Руси X-XIII вв. — страница 9

  • Просмотров 6145
  • Скачиваний 314
  • Размер файла 41
    Кб

волка, медведя, барса. Причем в этих сценах есть черты чисто русские. Так, изображены не известные в Византии животные, типично русские способы охоты. Языческое веселье в шумных пирах и разных развлече­ниях долго держалось в княжеском быту и нашло отражение даже в декоративном убранстве главного собора. Огромное место в декоре Софии занимает орнамент. Помимо мозаик Киевской Софии сохранились мозаики Михайловского

Златоверхого монастыря, близкие по характеру киевским, но уже имеющие иные черты, говорящие об изменении в художественных воззрениях, в эстетических идеалах за прошедшие 30-40 лет. В сцене Евхаристии фигуры апостолов переданы в сложных ракурсах, движения свободнее и живее, лица не так экстатичны, как в киевской мозаике. Фигуры составляют естественные группы, каждый апостол держится по-своему, это уже не бесстрастные, ушедшие в

себя проповедники с суровым взором, а живые люди, с высоким строем мысли и глубоким интеллектом. Соответственно и выразительный язык мозаики становится другим: меньшее значение придается теперь линии, контуру, иначе строится форма: цветной смальтой как бы лепится объем. В фигуре Дмитрия Солунского (ГТГ), представленного в роскошных одеждах воина - княжеского патрона, некоторые исследователи видят портретное сходство с

киевским князем Изяславом, в крещении Дмитрием. Справедливо предположить, что это идеальное представление о князе - владыке и воине. Постоянная угроза нашествия кочевников сделала ратное дело на Руси почетным. Воин-патриот, защитник отечества с мечом, щитом и копьем, готовый отстаивать свою землю и веру, становится близким и понятным образом. Фресковых росписей XI в. до нас дошло немного. В Новгородской Софии почти не сохранилось

изначальной живописи. Фигуры пророков в куполе, торжественно-спокойные, с огромными печальными глазами, исполнены в лучших киевских традициях, но уже в начале XII в. На них роскошные одежды: пурпурные, золотые и желтые плащи, голубые и красные хитоны, головные уборы усеяны драгоценными камнями, - но образы от этого не теряют своей суровости. В редкой технике «а! зессо» («по-сухому», т. е. по сухой штукатурке, на тончайшей известковой

подмаз­ке), с графическим изяществом написаны фигуры Константина и Елены в Мартирьевской паперти Новгородской Софии. Плоскостно-линейная трактовка формы отличает их от фигур пророков. Имя византийской императрицы написано в искаженной русифицированной транскрипции («Олена» вместо «Елена»), что может свидетельствовать о происхождении автора фрески - он, вероятно, был местным, новгородским. В XI в. несомненно было создано