Арбитражное соглашение — страница 9

  • Просмотров 7649
  • Скачиваний 751
  • Размер файла 36
    Кб

аннулированию арбитражного соглашения, вопросы, связанные с недействительностью контракта. Этот принцип закреплен в большинстве национальных законов, в международных соглашениях, в арбитражной практике. Международный коммерческий арбитражный суд Российской Федерации (далее – МКАС) придерживается практики, что действительность арбитражного соглашения, в частности, арбитражной оговорки, не может быть опорочена

недействительностью основного контракта. Арбитражное соглашение представляет собой процессуальный договор, не зависимый от материально-правового договора. Вопрос о действительности или недействительности материально- правового договора не затрагивает процессуального соглашения, которое юридически действительно само по себе. Практика МКАС основана на положениях ч. 1 ст. 16 Закона РФ <<О международном коммерческом

арбитраже>> от 7 июля 1993 года. В этой статье записано, что арбитражная оговорка, являющаяся частью договора, должна трактоваться как соглашение, не зависимое от других условий договора. Решение третейского суда о ничтожности договора не влечет за собой недействительности арбитражной оговорки. (сноска) Признание юридической самостоятельности арбитражного соглашения приводит к формированию коллизионных норм, определяющих,

по закону какого государства должны рассматриваться все спорные вопросы, связанные исключительно с арбитражным соглашением. Чаще всего применяется либо право, избранное сторонами, либо закон существа отношения (lex causae). В соответствии с п. 2 ст. 178 Закона Швейцарии <<О международном частном праве>> от 1987 года, действительность арбитражного соглашения может определяться по закону, который регулирует основной договор –

<<арбитражное соглашение считается действительным, если оно соответствует требованиям, предписываемым правом, избранным сторонами арбитража, либо правом, регулирующим предмет спора, и в особенности правом, применимым к основному договору>>. Также применяется право места проведения арбитража (lex fori), либо закон места жительства суперарбитра, либо закон государства места вынесения решения (lex loci arbitri). Нью-Йоркская

конвенция <<О признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений>> от 1958 года и Европейская конвенция <<О внешнеторговом арбитраже>> от 1961 года устанавливают специальные коллизионные правила для определения действительности арбитражного соглашения независимо от права, применимого к основному контракту. Это коллизионные принципы автономии воли сторон и право места вынесения арбитражного