Антитеза весны и осени в лирике И. Северянина — страница 8

  • Просмотров 3111
  • Скачиваний 232
  • Размер файла 20
    Кб

антагонизм весны и осени индивидуально обоснован. Причина его в глубоком различии страсти и старости, что реализовано вертикальной антитезой страсть/старость. Выявляемая постепенно антитетичность текста, то скрытая, то явная, реализуется и в определенной динамике размещения стилистически окрашенной лексики. Так, в первой композиционной части стилистически сниженная лексика предшествует высокой, способствуя нарастанию

эмоциональности: пожившая, усталь, ложе, прилегла, лукаво, страсть гаснущая. Вторая, связующая, композиционная часть стилистически нейтральна и служит как бы осью противопоставления, так как третья часть построена в порядке, противоположном первой: за стилистически высоким петь, поставленным к тому же в сильную позицию строфы и строки, следует нейтральная лексика, и происходит закономерное к концу текста падение экспрессии. В

отношения межуровневой противопоставленности вступает и синтаксис, нарушающий размеренное течение речи и тем самым противостоящий ритму и элегическому словарю. Однако синтаксис текста экспрессивно неоднороден: по степени выразительности первые две композиционные части противостоят третьей, нейтральной, но отличаются друг от друга использованными для создания экспрессии средствами. Так же, для подкрепления образов

цветовыми ассоциациями, автор использует определение «алый», «желтый» и их оттенки. Но вот, что интересно – то же слово «алый» Северянин использует для описания совсем иных образов: образов надежды, рождения чувств, любви, весны: Осенний парк в цвету янтарно-алом. («Янтарная элегия»); Съежились листья желтых акаций. Рыжие лужи... («Томление бури»); Над узкою тропкою клены Алеют в узорчатой грезе... («Мудрость идиллии»); Уже деревья

скелетеют. И румянеют и желтеют. («Осенняя поэза »); Заалеют клены и залимонеют, будут ало-желты. (« Осени предчувствие»). Определение «алый» традиционно связано с чувствами человека, оно не только служит их символом, но и используется для характеристики возлюбленной: И только губы весенеют – Затем, чтоб я их алость пел... («Поэза голубого вечера»); Светило над мраморной виллою Алеет румянцем свидания. («Фантазия восхода»); ...алый

снег мечтаний... («Душистый горошек»). Более того, слово «алый» и его однокоренные в предшествующих текстах выступали как синонимы или антонимами к словам грусть, усталость, гаснуть: Счастье жизни - в искрах алых... И в очах твоих усталых. («Стансы»); Опять звенит и королеет Мой стих, хоть он – почти старик!.. В закатный час опять алеет Улыбка грустной Эмарик. («Март»). Все это делает вполне мотивированной антитезу «алые листья» и