Античность - средние века - новое время. Причины и механизмы смены эпохи — страница 6

  • Просмотров 5692
  • Скачиваний 214
  • Размер файла 26
    Кб

римлянам, внушали им наибольший страх. Германцы были знакомы с земледелием, тогда как гунны являлись кочевниками. В этих одетых в шкуры всадниках непривычного монгольского типа римляне видели не столько людей, сколько порождения демонов. Под напором гуннов готы, жившие в Северном Причерноморье, перешли Дунай и стали передвигаться на север Балканского полуос­трова, в римские владения. Константинопольский император разре­шил

им поселиться в римской провинции Фракии в качестве союз­ников Империи. Но насилия и злоупотребления римских чиновни­ков привели к тому, что готы оказались перед угрозой голодной смерти и восстали. В 378 г. в битве между готами и римскими легионами при Адрианополе императорская армия была разгромлена и сам импера­тор погиб. Войска готов подошли вплотную к Константинополю, но властям удалось достичь с ними соглашения, расселить

их в своих владениях на Балканском полуострове и часть готских вождей вклю­чить с их людьми в императорскую армию. Вторжение в Европу полчищ гуннов явилось тем историческим толчком, который превратил борьбу между варварами и Римом в завоевание ими Империи. Движение германских и иных племен под влиянием этого толчка получило название Великого переселения на­родов. Но, несмотря на поражение при Адрианополе восточная поло­вина

Империи устояла. Иной оказалась судьба западной части Импе­рии. В конце IV, в V и в 1-й половине VI в. запад Римской империи был завоеван племенами германцев и некоторых иных народов, которые расселились на ее территории. Завоеватели были не столь уж много­численны и составляли небольшой процент населения в захвачен­ных ими провинциях. Но под их ударами рушилась имперская систе­ма управления. Разрушение и разграбление городов и

имений вели к окончательному распаду старых связей внутри Империи. Местное население было терроризировано. Однако отношение его к завоевателям было двойственным. Захватчики внушали страх. «В городах, страдания, пожарища, руины и скорбь. Лишь дым остался от Галлии, сгоревшей во всеобщем пожаре», — писал очевидец. И вместе с тем от взгляда свидетелей германских нападений не укрылось то, что порядки, которые несли с собой варвары,

сулили облегчение тяжелого положения подданных Империи. «Римляне сами себе были врагами худшими, нежели внешние враги, — писал в V в. священник Сальвиан Марсельский — и не столько варвары их разгромили, сколько сами они себя уничтожили. Чтобы не погибнуть под тяжестью государственного бремени, они идут искать у варваров римской человечности, поскольку не могут больше сносить варварской бесчеловечности римлян». На завоеванных