Античность - средние века - новое время. Причины и механизмы смены эпохи — страница 12

  • Просмотров 5693
  • Скачиваний 214
  • Размер файла 26
    Кб

Империи». Теперь же сторонники Лютера, сторонники религиозных, да и поли­тических перемен, применили этот термин к своему движению. Почему же так много людей поддержали Лютера. Что такое индульгенция? По учению католической церкви, Хрис­тос и святые совершили столько «добрых дел», способных спасти род человеческий, что образовался как бы излишек благодати, находя­щейся в распоряжении церкви («сокровище церкви»). Этот излишек

благодати мог быть использован священнослужителями для отпуще­ния грехов. Сам грешник, либо его родные и близкие должны были совершить некие дела, чаще всего, внести сумму денег на благотво­рительные цели или на нужды церкви, и тогда душа этого грешника освобождалась от мук Чистилища, либо срок пребывания в нем су­щественно сокращался. Подобные идеи привели в конце концов к появлению индульгенций — выданных от имени папы

письменных отпущений грехов. Такую индульгенцию, в которой перечислены отпускаемые грехи, можно было купить за деньги. Цена индульген­ции увеличивалась с ростом тяжести грехов. Подобная практика вызывала возмущение у людей с чуткой сове­стью. Как же так? — вопрошали они. Неужели можно без внутрен­него раскаяния очиститься от грехов, только заплатив за это деньги? Вспомним: в позднее Средневековье происходит процесс

индивидуа­лизации религиозного сознания. Верующего волнует личное отно­шение его самого, его души к Богу. Ему непонятно как кто-либо, даже святой, может передать другому свои заслуги, свою благодать, т.е. как бы часть своей души, своей личности? И конечно, в особенности стал тревожить людей факт торговли индульгенциями, сам факт продажи благодати за деньги. Эти мысли и эмоции обобщил Лютер в своих тезисах. С его точи зрения,

человек уже искуплен страстями Христа, этим доброволь­ным актом любви к людям. Разумеется, человек грешен, но только Бог может прощать грехи раскаявшемуся, внутренне переродившемуся индивиду. Человек может спастись, лишь уверовав, причем вера понимается не как убежденность в существовании Бога, а как внутреннее доверие к Нему, приятие Его воли. Но если человек спасается только верой, только в результате акта божественной

любви, то индульгенции не только нечестивы, — они бесполезны. Бесполезны все обряды, заупокойные молитвы, так называемые «добрые дела» — паломничества, пожертвования, даже дела милосердия и пр. Если человек не верит, все эти дела его не спасут. Никаких «сверхдолжных заслуг» не существует, а значит, излишни культ святых реликвий и священных изображений. Не нужна в сущности, если развить эту мысль, и сама церковь как подательница