Анализ рассказа "Трибунал" Л. Усыскина

  • Просмотров 636
  • Скачиваний 39
  • Размер файла 16
    Кб

Анализ рассказа «Трибунал» Петербургский писатель Лев Усыскин – наш современник. Его проза и публицистика не ускользает от внимания критиков и представляет большой интерес для читателей. Я прочитала рассказ «Трибунал» и некоторые критические статьи Валерия Шубинского и Полины Копыловой. «Трибунал» очень напомнил мне новеллы и роман «Конармия» Исаака Бабеля, «Донские рассказы» Михаила Шолохова и роман Александра Фадеева

«Разгром». Русская литература приводит убедительные доказательства, когда бывшие товарищи, друзья детства оказываются по разные стороны «баррикады», становятся противниками, как жестоко обходились с врагами революции, какие трагические ситуации возникали. Вспоминаю рассказ Шолохова «Родинка», когда отец, не узнав сразу, застрелил сына и опознал его по родимому пятну на ноге. Революция и гражданская война не щадила

человеческих отношений и чувств. Достаточно вспомнить роман Б.Пастернака «Доктор Живаго» и записки М.А.Булгакова, который рассказывал, как во времена гражданской войны в Киеве за короткий срок власть менялась 14 раз! Мясорубка войны безжалостно перемалывала человеческие судьбы. Я согласна с критиком Шубинским, что «первая половина представляет собой своего рода “ключ” к сюжету, придающий ему правдоподобие: краском,

убеждающий своих товарищей проявить гуманность к пленному белому офицеру, — старый товарищ пленника, которому тот некогда спас жизнь в бою.» И могу поспорить с утверждением, что «вторая половина рассказа — виртуозное подражание сусальному рассказику о “революционном гуманизме” скорее из средне- или поздне-, чем из раннесоветских времен». И полностью согласна с Полиной Копыловой, которая утверждает: «Читаются рассказы

легко. Что же до понимания, то они предполагают не столько рассудочное, сколько чувственное восприятие: ими надо проникнуться, им нужно довериться…» Да, рассказ читается легко, но сюжет-то напряженный! Какая может быть сусальность?! Заставляют внимательно следить за развитием событий эпизоды размышлений Карташова, его разговор с Прудниковым накануне трибунала, сама сцена трибунала. Я думаю, в Карташове побеждает не жалость, а