Анализ книги Мишель Монтень "Опыты. Книга 1" — страница 5

  • Просмотров 4370
  • Скачиваний 41
  • Размер файла 41
    Кб

делом, искажают творение, калечат, душат его, вроде того, как это происходит иногда с водой, которая будучи сжата и стеснена своим собственным напором и изобилием, не находит для себя выхода из открытого, но слишком узкого для нее отверстия. Я плохо умею управлять и распоряжаться собой. Случай имеет надо мной большую власть, чем я сама. Обстоятельства, общество, в котором я нахожусь, наконец, звучание моего голоса извлекают из

моего ума больше, чем я могла бы обнаружить в себе. Глава 12. О стойкости. Если кто-нибудь славится человеком решительным и стойким, то это вовсе не означает, что ему нельзя уклоняться от угрожающих ему бедствий и неприятностей, а следовательно, и опасаться, как бы они не постигали его. Напротив, все средства - при условии, что они не бесчестны, - способные оградить нас от бедствий и неприятностей, но и заслуживают всяческой похвалы.

Что до стойкости, то мы нуждаемся в ней, чтобы терпеливо сносить невзгоды, с которыми нет средств бороться. Ведь нет такой уловки или приема в пользовании оружием во время боя, которые мы сочли бы дурными, лишь бы они помогли отразить направленный на нас удар. Многие весьма воинственные народы применяли внезапное бегство с поля сражения как одно из главнейших средств добиться победы над неприятелем, и они оборачивались к нему

спиною с большей опасностью для него, чем если бы стояли к нему лицом. Глава 14. О том, что наше восприятие блага и зла в значительной мере зависит от представления, которое мы имеем о них. "Всякий, кто долго мучается, виноват в этом сам". Страдания порождаются рассудком. Люди считают смерть и нищету своими злейшими врагами; между тем есть масса примеров, когда смерть представала высшим благом. Не раз бывало, что человек сохранял

полное спокойствие перед лицом смерти и, подобно Сократу, пил за здоровье своих друзей. Когда Людовик XI захватил Аррас, многие были повешены за то, что отказывались кричать "Да здравствует король!". Даже такие низкие душонки, как шуты, не отказываются от балагурства перед казнью. А уж если речь заходит об убеждениях, то их нередко отстаивают ценой жизни, и каждая религия имеет своих мучеников, - так, во время греко-турецких

войн многие предпочли умереть мучительной смертью, лишь бы не подвергнуться обряду крещения. Смерти страшится именно рассудок, ибо от жизни ее отделяет лишь мгновение. Легко видеть, что сила действия ума обостряет страдания, - надрез бритвой хирурга ощущается сильнее, нежели удар шпагой, полученный в пылу сражения. А женщины готовы терпеть невероятные муки, если уверены, что это пойдет на пользу их красоте, - все слышали об одной