Александр III исторический портрет российского императора — страница 2

  • Просмотров 5651
  • Скачиваний 354
  • Размер файла 20
    Кб

представительного правления высказались «Голос» и несколько других либеральных изданий. Но либеральная бюрократия, занимавшая тогда ключевые посты в правительстве, не смогла оказать энергичного давления на Александра III. Требование конституции со стороны цареубийц буквально выбивало почву из-под ног верноподданных либералов. Зато консерваторы (Катков, Победоносцев), за все время кризиса не проявившие ничего, кроме энергии

и изворотливости в канцелярских играх, придя в себя от шока, своего шанса не упустили. Победоносцев настойчиво убеждал нового царя в необходимости жесткой политики. «Злое семя можно вырвать только борьбой с ним на живот и на смерть, железом и кровью. Хотя бы погибнуть в борьбе, лишь бы победить», - писал он Александру III. Катков в «Московских ведомостях» тоже открыл поход против «гнилого либерализма», «доведшего Россию до позора 1

марта» (цареубийство). Цареубийство ударило по монархическим чувствам русских. Под громовые филиппики Каткова и беспорядочные репрессии перепуганной полиции в обществе был взвинчен психоз осажденной крепости. Настроение большинства повернулось к «сильной руке». Над убийцами Александра II состоялся суд, на котором прокурор Н. В. Муравьев требовал смертной казни подруги своих детских игр Софьи Перовской. Приговор был

предрешен резолюцией Александра III о том, что «все шестеро будут повешены». 3 апреля 1881 года пятеро народовольцев – А. Желябов, С. Перовская, Т. (Тимофей Михайлович) Михайлов, Н. Кибальчич и Н. Рысаков – были публично казнены. Это был первый сигнал поворота к реакции. 29 апреля 1881 года Александр III подписал манифест о незыблемости самодержавия. Вместо конституции страна получила «Положение об усиленной и чрезвычайной охране» (14

августа 1881 г.), предоставлявшее широкие права губернаторам и полиции. В России начался период торжества консервативной политики. Александр III и его окружение В момент вступления на престол Александру было 36 лет. По характеру он сильно отличался от всех Романовых – германофилов, людей неискренних, любителей пофлиртовать; он был ближе к древним московским князьям, скопидомам и тяжелым «собирателям русской земли», но без их

таланта и византийской изворотливости. Скромность, прямодушие, трудолюбие и привязанность к семье сочетались у Александра с обостренным чувством ответственности, упорством и природным здравым смыслом, но не подкреплялись гибкостью ума и образованием. Из-за невероятной силы огромного грузного царя А.Ф. Кони придумал ему элегантное прозвище «бегемот в эполетах», соответствовавшее как его физической мощи, так и умственной