Александр Александрович Фадеев "Молодая гвардия" — страница 11

  • Просмотров 7172
  • Скачиваний 310
  • Размер файла 28
    Кб

перед большим испытанием? Изображая молодогвардейцев, пришлось отбросить мелкое, лишнее, повседневное и рассказать главное. В этом состоит задача всякого истинного художественного произведения ». Писатель утверждал свое право писать « с любовью » писать о своих героях. « Когда хотите изобразить человека с любовью, показать его настоящие, подлинные черты, это не значит, что вы должны замалчивать в человеке его недостатки, а это

значит, что способ изображения должен быть такой, когда недостатки не мешают читателю любить этого человека ». Этот принцип изображения, последовательно проведенный в романе, привел к замечательному художественному результату, к созданию впечатляющих образов Любы, Ульяны, Сергея. Менее яркое впечатление, которое оставляет Олег, вытекает из статичности, отсутствия внутреннего движения, когда главное в характере временами

декларируется, а не раскрывается с необходимой разносторонностью. Драматические события 1942 года, когда происходили кровавые сражения на Дону, под Сталинградом, предстали в романе Фадеева трагической историей « Молодой гвардии » города Краснодона. Маленькая точка на огромной карте событий стала тем притягательным пунктом, который позволил художнику раскрыть в малом величие и историческую значимость происходящего. Несмотря

на то, что жители Краснодона оказались на оккупированной территории под властью завоевателей, они вступают в борьбу и одерживают в ней, прежде всего, великую нравственную победу. Они превосходят завоевателей силой духа, силой новой морали, и это моральное превосходство проявилось и не могло, не проявится и в героических действиях подпольщиков, и в тех повседневных отношениях, в которые неизбежно вступают завоеватели с

населением захваченных областей. А. Фадеев изображает фашистских захватчиков такими, какими их увидели советские люди, и этот безжалостный, призирающий взгляд людей другого, высшего мира обнажал безнравственность и преступность всех их действий, поступков, всего их облика. С подлинной свободой большого художника он создает различные типы и характеры: от фашистского генерала до рядового солдата. Они предстают перед нами в

различных ситуациях, воссозданные с такой реальной силой, что возбуждают почти физическое ощущение достоверного. Но в каждом из них мелькали, проявлялись те черты, вполне правдоподобные, хорошо мотивированные, которые приметно искажали физический облик, придавали ему нечто уродливое, безобразное. Если в описаниях молодогвардейцев на первый план выдвигались черты внутренней силы, духовной красоты, то в описаниях врагов