Альберт Эйнштейн 2 — страница 5

  • Просмотров 2759
  • Скачиваний 62
  • Размер файла 30
    Кб

гравитационного поля и действующих в нем сил. Эйнштейн утверждал, что пространство отнюдь не однородно, и что его геометрическая структура зависит от распределения масс, от вещества и поля. Сущность тяготения объяснялась изменением геометрических свойств, искривлением четырехмерного пространства-времени вокруг тел, которые образуют поле. По аналогии с искривленными поверхностями в неевклидовой геометрии используется

представление об «искривленном пространстве». Здесь нет прямых линий, как в «плоском» пространстве Евклида; есть лишь «наиболее прямые» линии – геодезические, представляющие собой кратчайшее расстояние между точками. Кривизной пространства определяется геометрическая форма траекторий тел, движущихся в поле тяготения. Орбиты планет определяются искривлением пространства, задаваемым массой Солнца, и характеризуют это

искривление. Закон тяготения становится частным случаем закона инерции. Кроме этого, в 1916 – 1917 гг. вышли работы А. Эйнштейна, посвященные квантовой теории излучения. В них он рассмотрел вероятности переходов между стационарными состояниями атома (теория Н. Бора) и выдвинул идею индуцированного излучения. Эта концепция стала теоретической основой современной лазерной техники. Середина 1920-х годов ознаменовалась в

физике созданием квантовой механики. Несмотря на то, что идеи А. Эйнштейна во многом способствовали ее становлению, вскоре обнаружились значительные расхождения между ним и ведущими представителями квантовой механики. Эйнштейн не мог примириться с тем, что закономерности микромира носят лишь вероятностный характер. А. Эйнштейн не считал статистическую квантовую механику принципиально новым учением, а рассматривал ее

как временное средство, к которому приходится прибегать, пока не удается получить полное описание реальности. На Сольвеевских конгрессах 1927 г. и 1930 г. разгорелись жаркие, полные драматизма дискуссии между А. Эйнштейном и Н. Бором по поводу интерпретации квантовой механики. А. Эйнштейн не смог убедить ни Бора, ни более молодых физиков – В. Гейзенберга и В. Паули. С тех пор он следил за работами «копенгагенской школы» с

чувством глубокого недоверия. Статистические методы квантовой механики казались ему «невыносимыми» с теоретико-познавательной и неудовлетворительными с эстетической точки зрения. Начиная со второй половины 1920-х годов, А. Эйнштейн уделял много времени и сил разработке единой теории поля. Такая теория должна была объединить электромагнитное и гравитационное поля на общей математической основе. Однако те несколько работ,