Академик Н.И. Вавилов — страница 8

  • Просмотров 6954
  • Скачиваний 293
  • Размер файла 25
    Кб

этом Берия сделал соответствующие «оргвыводы». Судьба Вавилова была решена. Почему же его не арестовали тогда же? Есть все основания полагать, что арест затянулся из-за предстоящего Международного генетического конгресса.12 АРЕСТ:   Летом 1939 года в Эдинбурге должен был состояться VII Международный генетический конгресс, президентом которого еще 1938 году был избран Вавилов. Но Вавилову, несмотря на его обращение в Академию наук

и в правительство, было отказано в поездке. Президентом конгресса пришлось избрать другого ученого – английского генетика, профессора Ф. Крю. На открытие конгресса, обращаясь к его участникам, он сказал: «Вы пригласили меня играть роль, которую так украсил бы Вавилов. Вы надеваете его мантию на мои, не желающие этого плечи. И если я буду выглядеть неуклюже, то вы не должны забывать: эта мантия сшита для более крупного человека».

Что могло быть большим свидетельством международного авторитета Вавилова, чем эти слова? Неудивительно, что даже такой человек, как Берия, не решился арестовать его в год проведения конгресса. Вавилов уже чувствовал надвигающийся арест. Но человек он был мужественный, держался бодро, говорил горячо о науке. И вот 6-го августа 1940 года, во время экспедиции в Западную Украину, Вавилова арестовали. Во время этой поездки, которую он

совершал вместе со своим учеником Ф. Х. Бахтеевым, Вавилов получил интересные результаты, но свои новые находки ему уже не удалось опубликовать. История гибели Вавилова – одна из самых трагических историй нашего века.13 Допрос Вавилова начался утром 12 августа 1940 года в Москве во внутренней тюрьме НКВД. В первые дни допроса Вавилов держался очень твердо и решительно отрицал, выдвинутые против него абсурдные обвинения. Но

следователь – инквизитор бериевской выучки – умел «раскалывать» и таких мужественных, твердых и волевых людей как Вавилов, и 24-го августа добивается «признания». Более того, старшему лейтенанту А. Г. Хвату удается заставить Вавилова написать на двенадцати страницах совершенно фантастическое заявление, озаглавленное «вредительство в системе растениеводства, мною руководимого с 1920 года до ареста (6.VIII. 1940 года)». Написать такое

Вавилова заставили, конечно же, пытки, унижения и бессонные ночи. Было ясно, что упорствовать и опровергать клевету совершенно бесполезно, сопротивляться бессмысленно. Полностью опровергал Вавилов только обвинение в шпионаже. Но шпионаж, как, впрочем, и во многое другое не верили его палачи.14 После того как Вавилов «признал» себя «вредителем и врагом народа», до марта 1941 года его больше не вызывают на допросы, и, сидя в одиночной