Агрессия как интегральное явление — страница 13

  • Просмотров 6689
  • Скачиваний 563
  • Размер файла 83
    Кб

в верхних, и в нижних рядах патриотических сил. Так, публичное выступление ура-патриота может удивительным образом «корреспондироваться» с действиями подростка с «пэтэушным умом». Какая уж тут психология, когда всем правит политика, замешанная на бизнесе! Она умело манипулирует историей, использует неустойчивость психики, а также различные трудности материального характера. Эти и другие причины, выступающие как фактор

давления, сплачивают «послушников» в единое агрессивное целое. Так создается массовый агрессор - анонимный человек, действующий агрессивно вместе со своей группой. Как недифференцированное множество, существо, обезличенное в массе, он готов применять «арматурное право» - физически расправляться с инородцами, убивать и калечить их с помощью железных прутьев (арматуры). И при этом считать, что такие зверства являются правовым

деянием, направленным на защиту национальных интересов. Подобные случаи не могут вписываться в природу нормального человека, они свидетельствуют об «эрозии» сознания, «стертости» общечеловеческих ценностей и новом программировании агрессии. Здесь агрессия имеет уже символическое значение (ничего личного) и является предметом научения. Вместе с тем следует отметить, что массовые и групповые агрессии не всегда являются

продуктом целенаправленной деятельности. Они могут возникать спонтанно, под влиянием различных, в том числе и «нецелевых» факторов, подчиняясь законам моды и подражания. Ярким примером сказанного может послужить мода на агрессию, получившая в Англии название «веселое пошлепывание», когда человека забивают до смерти забавы ради. И все эти «веселья» юные агрессоры, обезумевшие от Интернета, компьютерных игр и общения с себе

подобными, снимают на «мобильник». Такую агрессию можно было бы назвать «эклектичной», так как она позаимствована из различных (искусственных) источников. В ней нет места животворной силе мести, нет и разбойного азарта. Мода на нее свидетельствует лишь о живучести некрофильной психологии, которой следуют юные посредственности, играя от недоброй скуки в смерть. Переступая границы дозволенного, разрушая чужую жизнь, они рядятся

в неординарность, полагая, что возвеличивают собственное «Я». Таким образом, можно констатировать, что агрессия стала частью человеческого действа, которое как «острая приправа» неизменно должно быть в политике, экономике, бизнесе, культуре и личной жизни. Это «норма», с которой нам всем приходится считаться при позиционировании собственного «Я». Словом, агрессия из факта биологического (врожденного) в большей мере стала