Агрессия Германии против Польши — страница 6

  • Просмотров 5688
  • Скачиваний 249
  • Размер файла 72
    Кб

неделю после захвата всей Чехословакии гитлеровцы приступили к реализации своего плана в отношении Польши. 21 марта 1939 г. Риббентроп снова пригласил к себе польского посла Липского. В угрожающем тоне он напомнил Липскому о предло­жениях, которые были сделаны Гитлером Беку в Берхтесгадене по вопросу о Гданьске и строительстве авто­страды. Заявление Риббентропа было облечено в уль­тимативную форму. Риббентроп обратил внимание

посла на антигерманские выступления польской печати, на антигерманские демонстрации во время посещений Варшавы итальянским министром иностранных дел Чиано. Гитлеровский министр заявил, что канцлер недоволен поведением Польши и опасается, как бы Гитлер не пришел к выводу, что Польша отклоняет все его предложения. В ответ на жалобы Липского, что Германия не инфор­мировала Польшу о предстоящем захвате всей Чехосло­вакии, и его

заявление о заинтересованности Польши в Словакии, Риббентроп снова заверил Липского, что Польша получит компенсации за счет СССР. Опасаясь, однако, при сложившейся международной обстановке возможности сближения Польши с Советским Союзом, Риббентроп запугивал польское правительство тем, что подобное сближение “непременно принесет с собой в Польшу большевизм”. Он потребовал, чтобы Липский немедленно выехал в Варшаву для

получения ответа своего правительства. 26 марта Липский, возвратившись из Варшавы с инструкцией своего правительства, сразу же был принят Риббентропом. Риббентроп отклонил польские предложения об облегчении германского транзита через коридор, признав эту уступку недостаточной. Он про­должал настаивать на передаче Германии Гданьска. Риббентроп в категорической форме заявил, что ничто, кроме присоединения Гданьска к Германии

и создания экстерриториальных путей через коридор, не может удовлетворить германское правительство. Он говорил Липскому, что Германия, рассматривает Польшу как “блюстителя порядка на востоке Европы”, и напоминал ему, что Германия предоставила ей приоритет в “украин­ском вопросе”. Затем гитлеровский министр угрожающе заявил польскому послу, что “всякое нарушение суверенитета Данцига польскими войсками Германия будет

рас­сматривать как .нарушение государственной границы рейха”. Подобным заявлением Риббентроп предупреждал Польшу, что Германия фактически устанавливает свой протекторат над Гданьском. В то же время гитлеровцы, шантажируя польское правительство, пытались пред­ставить робкие оборонительные мероприятия польских властей как агрессивные действия Польши, а подго­товку вермахта к захвату Гданьска — как оборонительную меру.