Агиографическая литература — страница 9

  • Просмотров 5996
  • Скачиваний 86
  • Размер файла 41
    Кб

церковной автономией, вторые - работали над укреплением самодержавия и добровольно отдавали под его попечение свои монастыри и всю русскую церковь. Как видим, начала духовной свободы, мистической жизни здесь противостояли социальной организации и уставному благочестию. Федотов как сторонник свободы веры сочувственно относится к идеям "нестяжателей", хотя и видит их ограниченность. Главный же трагический итог

противостояния этих двух идейных платформ мыслитель видит в следующем: "Настоящее несчастье заключалось в полноте победы одной из них, в полном подавлении другого" (331, с. 318). Из этого обстоятельства, по мнению Федотова, вытекают многие беды для православия: и расколы, и распространение различных ересей и - главное, на что обращает внимание православный мыслитель, - секуляризация всей русской культуры. Конечно, Федотов как

объективный исследователь не изображает весь этот процесс исключительно в пессимистических красках. Есть в России ещё духовные центры, где горят лампады веры и творится молитва. У этих костров, по образному выражению Федотова, "отогревается замёрзшая Россия" (314, с. 238). Итак, в своей широко известной книге "Святые Древней Руси" Федотов изучил житийную литературу XI - XVII веков вплоть до XVIII столетия, предложив

оригинальную типологию святости начиная с Бориса и Глеба. Предваряя непосредственное историческое изучение данной темы, Федотов решает важнейшую методологическую проблему типологизации особых духовных групп, что в совокупности могли бы дать представление о таком феномене как русская душа : "Означает ли это, что проблема открытия русской религиозной души должна быть отвергнута как нереальная или мифическая ? Напротив, по

религиозным и культурным причинам я верю, что феномен как русской души, так и русского религиозного сознания существует. Но его чрезвычайно трудно сделать предметом научного исследования, иными словами, облечь в точные научные концепции. Всякая коллективная жизнь представляет собой единство в многообразии: она проявляется лишь в индивидуумах, каждый из которых отражает лишь отдельные черты, присущие всем. Мы не можем

рассматривать отдельного индивидуума как представителя общества, как не можем суммировать отдельные свойства, которые противоречат друг другу и трудно совместимы. Единственный путь, на котором можно преодолеть эти трудности, видится в том, чтобы отобрать отдельные типы, которые являются представителями различных духовных групп и которые в своей совокупности, если они правильно отобраны, могут представить все общество".