Aбдулгадир Мараги - ученый, композитор, музыкант — страница 4

  • Просмотров 2192
  • Скачиваний 86
  • Размер файла 18
    Кб

ладов"). Кроме специфических тюркских ладов, Мараги называет и другие лады (Ушшаг, Нава, Бусалик, Нехофт, Баяты-Ноуруз). Большой интерес вызывает описание Абдулгадиром Мараги смычковых инструментов (кеманча, гиджак, най-танбур), щипковых инструментов (рубаб). Най-танбур - предок сато (Средняя Азия) и яйлы танбура (Турция). Влияние Мараги на последующее развитие музыкальной науки в странах Ближнего и Среднего Востока было весьма

значительно. Есть основания полагать, что результаты исследований Мараги приобрели в свое время каноническое значение и стали неотъемлемой частью музыкальной науки последующих веков. Научные положения Мараги занимают важное место в трудах Ал-Лазики (XV век), Абдулазиза Мараги (XV век), Махмуда Челеби (XVI век), Хусейни (XVI век). Особенно долгую жизнь получила теория 24-х шу'бэ, отраженная в трактатах ученых разных веков. На Мараги

ссылаются среднеазиатские авторы - Ковкаби (XVI век), Дервиш Али (XVII век), иранский автор Абдулмо'мин-бин Сафиаддин (XVII век). Даже в трактате о музыке Газневи (XIX век) присутствует теория 24-х шу'бэ. Большое место в трактатах отведено поведению музыкантов на меджлисах и выбору репертуара. Если для большинства средневековых ученых (Хорезми, Ибн Сина, Ширази, Амули) теория музыки составляла один из необходимых разделов энциклопедий, то

каждый из трактатов Мараги представляет собой самостоятельное исследование о музыке. Главная причина в том, что музыкальному искусству была посвящена вся жизнь Абдулгадира Мараги - выдающегося музыканта-практика. Научные труды Мараги - одна из вершин восточной науки о музыке. Абдулгадир бин Гейби Мараги до конца своих дней сочинял музыку, создавал научные труды. В стихах, написанных в последние годы жизни, отразились и

свежесть чувств и надежда на признание потомков: Хотя и стар я, но сердце мое молодо, Та же пылкость в голове и в сердце - огонь. Хотя и в старости веду себя я молодо И рассыпаю (не жалея) жемчуга своих напевов, Но мои творения, как память (обо мне), Останутся до конца света.