А. С. Пушкин и Москва

  • Просмотров 619
  • Скачиваний 33
  • Размер файла 21
    Кб

1 А. С. Пушкин и Москва С Москвой были связаны у Пушкина самые первые, самые живые и яркие “впечатленья бы­тия”. Здесь он родился, здесь провел годы детства. Москва того времени удивляла современников “странным смешением древнего и новейшего зодчества”, “редки­ми противоположностями в строе­ниях и нравах жителей. Здесь роскошь и нищета, изобилие и крайняя бедность, набожность и неверие, постоянство дедовских времен и

ветреность неимовер­ная...” — отмечал старший совре­менник Пушкина поэт К. Н. Ба­тюшков. Детские годы Пушкина прохо­дили на бывшей Немецкой улице (теперь улица Баумана) и в тихих переулочках у Харитонья в Ого­родниках (Б. Харитоньевский пе­реулок). И хотя ныне все здесь неузнаваемо изменилось, память о поэте жива. На месте дома, где родился Пушкин,— школа, нося­щая его имя (ул. Баумана, 40); в сквере перед школой —

памятник: бронзовый бюст Пушкина-ребенка работы - скульптора Е. Ф. Белашовой. Поблизости, на Бауманской площади, расположена библиотека имени А. С. Пушкина, одна из старейших в Москве: ее попечи­тельницей была старшая дочь поэ­та, Мария Александровна Гартунг. В Большом Харитоньевском переулке сохранился дом (№ 21), принадлежавший знатному екате­рининскому вельможе князю Н. Б. Юсупову. Во флигеле этого дома жили Пушкины в

1802—1803 годах. Это одно из примечательнейших старинных зданий — пала­ты XVII века, выстроенные в сти­ле “московского барокко”, бога­то украшенные декоративными деталями. Неподалеку, на улице Чернышевского, находится еще одно весьма своеобразное здание (дом № 22), принадлежавшее не­когда Трубецким; москвичи назы­вали его “дом-комод” за необычную форму, нарядность и пыш­ность архитектурного “убранства”. Это

единственный в современной Москве жилой дом середины XVIII века. Трубецкие были дальними родственниками семьи Пушкиных, и маленького Сашу вместе со старшей сестрой его Ольгой во­зили к Трубецким “на уроки танцевания”. М. П. Погодин, близко знакомый с семьей князя Трубец­кого, вспоминал: “Княжны, рове­сницы Пушкиным, рассказывали мне, что Пушкин всегда смешил их своими эпиграммами, сбирая их около себя в каком-нибудь