50 вопросов и 50 ответов из христианско-психотерапевтической практики. Зло в мире и зло в человеке — страница 3

  • Просмотров 4286
  • Скачиваний 95
  • Размер файла 41
    Кб

этой антиномии: Христос – Богочеловек, Христос воскрес, Христос искупил Своим страданием всех людей и их грехи, а человек даже когда и верит в Христа, непрестанно распинается, страдает, болеет и умирает. Этот трагический «дуализм» наиболее выразительно можно показать художественными средствами и Достоевский наилучшим образом исполнил эту задачу в своих романах. 13 Какие можно сделать выводы из диалога великого Инквизитора и

Христа в параболе-легенде о Великом Инквизиторе в романе Достоевского «Братья Карамазовы»? Когда гениальный писатель, каким был Достоевский, развивает такую универсальную тему, тему инквизитора и Христа, он дает почву для многочисленных выводов, которые впрочем, и были сделаны опять же множеством религиозных мыслителей, философов, среди которых были и сумасброды, писатели на Западе и в России, (хотелось бы вспомнить блестящие

исследования Розанова, Бердяева, Мережковского и других). Лично для меня диалог Великого Инквизитора и Христа – вечный диалог бунтующего Прометея, падшего Ангела, скитальца Агасфера, точнее, человека и Бога. Неустойчивая человеческая природа иногда колеблется всю жизнь пока не приклонится к тому, что преобладает в его характере. Дохристианские цивилизации, а христианские особенно, тщетно пытались решить вечный спор человека

с самим собой, спор между людьми - какое царство выбрать: небесное или земное? Как справедливо поделить хлеб? Наконец, как различить насущную и небесную составляющую хлеба, как удовлетворить «насущные» человеческие потребности и при этом не отнять у человека свободы. С течением времени, а мы уже достигли третьего тысячелетия, парабола Достоевского об Инквизиторе и Христе, или – о хлебе и свободе, становится все актуальнее.

Разделение хлеба поровну кажется невозможным без лишения свободы человека, который получает этот хлеб. При коммунизме человек лишается свободы открытым, циничным образом, на Западе, при так называемом капитализме или демократии, лишение свободы совершается намного коварнее и значит, опасней для человека. Свобода без хлеба тоже кажется невероятной, даже абсурдной. Еще одна метафизическая антиномия? Почему Христос молчит, а

говорит только Инквизитор? Потому, что Он сказал людям все необходимое еще два тысячелетия назад. Иван Соловьев, русский филолог и педагог (194401990?), в своей неповторимой статье «Теология слуха», пишет примерно то же: «Во время Своего первого пришествия Мессия учит, во время Второго - судит, а во время Своего промежуточного присутствия Он будет молчать». А Инквизитор? Со временем он будет все красноречивее, логичнее, убедительнее,