15 Понятие перспективы

  • Просмотров 3424
  • Скачиваний 50
  • Размер файла 49
    Кб

Встреча Анатолия Васильева с группой Мишель Кокосовски. Система Станиславского и ее развитие. Москва. 1 мая 1996 года Участвуют: от Экспериментальной Академии Театра Мишель Кокосовски, директор; Пьер - Анри Маньян, администратор; группа актеров: Рольф Абдеральден, Джонни Асеро, Паула де Асенкао, Рауль Фернандез, Франсуа-Ксавье Франц, Давид Гуйе, Матиас Марешаль, Элен Патаро, Сириль Годан, Элиз Вижье; от Театра "Школа

драматического искусства" Марина Бадретдинова, заведующая литературной частью Валерий Родин, оператор; Оксана Бобрович, перевод СОДЕРЖАНИЕ 1 Вступление 3 Введение понятий основного и исходного событий Игровые и психологические структуры 4 Исходное событие 6 Основное событие 9 Пример анализа основного события на пьесе "Чайка» 11 Практика этюда 15 Понятие перспективы 16 Корректура в этюде 20 Режиссер - постановщик 25

Психологические и игровые системы 26 Психологические 27 Игровые (пример пьес Горького) 29 Разделение персоны и персонажа 31 Пример пьесы "Чайка" 33 Переход от одной системы к другой 37 Различие понятий: атмосфера, психика, ощущения, чувства, эмоция Сфера – вектор 39 Атмосфера и интеллект в тексте автора 43 Игра - иронизм Анатолий ВАСИЛЬЕВ_____________________________ Сегодняшний разговор потребует от вас внимания. Я постараюсь быть очень ясным.

Я в своей работе все эти годы, а я работаю давно в театре, пользуюсь терминологией Станиславского. Если я использую какие-то другие слова, то они - вариации на те же самые формулы, вариации от формул Станиславского. Я хочу сказать, что за эти годы работы я реконструировал систему. И об этом я вам расскажу. Я прошел путь, этот путь был интуитивный, потом я его осознавал, и этот путь связан был всегда с историей, с чувствами и философией

моей собственной жизни и моего поколения. Так что, двигаясь интуитивно и интеллектуально, я прошел от Станиславского, через Михаила Чехова и Вахтангова к оригинальной системе. Но от этой системы можно вернуться назад, к началу Золотого века русской режиссуры. От системы, на которой я остановился, можно вернуться к Мейерхольду, к Таирову, к Михаилу Чехову, к Вахтангову и к Станиславскому. Мне кажется, что она включила в себя